Исторические названия: Карловы Вары, Karlovy Vary, Karlsbad, Karlovi Vari, Карлова Вари, Carlsbad, Карловары, Карлови Вари, Карлсбад, Карловые Вари.
Карловы Вары форум, отзывы. Karlovy Vary
Последние сообщения:
· ПЕРВАЯ СТРАНИЦА
· ФОТОГАЛЕРЕЯ
· ФОРУМ,ОТЗЫВЫ
Карловарская история
Православная церковь
Экскурсии
Прогулки
Карта. Карловы Вары,Чехия
Карловарская минеральная
Статьи, стихи, рассказы
WEBCAM Karlovy Vary
Санатории, отели, цены.
Апартаменты. Карловы Вары

Вода в нашей жизни
Санаторно курортное оздоровление
Минеральные источники
Spa процедуры, wellness
Лазне 5 (Alzbetiny lazne)
Соляная пещера. Спелеокамера
Противопоказания
Недвижимость в Карловых Варах
Карловарские встречи
Кинофестиваль/ MFF
Театры, концертные залы
Музеи
Бассейн
Гольф
Шенгенская виза, посольство
Москва-Карловы Вары
Москва-Прага Поезд №21
Санкт-Петербург-Карловы Вары
Екатеринбург-Карловы Вары
Казань-Карловы Вары
Нижний Новгород-Карловы Вары
Новосибирск-Карловы Вары
Ростов-на-Дону-Карловы Вары
Самара-Карловы Вары
Красноярск-Карловы Вары
Израиль - Карловы Вары
Прага-Карловы Вары
Из аэропорта
Рестораны и кафе
Национальная чешская кухня
Что взять с собой
Погода в Карловых Варах
Городской транспорт КВ
Телефон, интернет
Шопп-терапия
Магазины, бутики
Чешская крона
Праздники Чехии

· ФОРУМ,ОТЗЫВЫ
-----------------------------------------

Из истории русского православного храма святых первоверховных апостолов ПЕТРА И ПАВЛА в Карловых Варах

Владимир Бурега/304

Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах. Фото сайта http://vary.ru
Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах.
История русского православного храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах достаточно хорошо известна. Однако нельзя сказать, что все ее аспекты изучены с одинаковой полнотой. В настоящей статье мы решили изложить некоторые стороны истории храма, на которые прежде историки обращали мало внимания. Главным образом речь пойдет о проблеме канонического и юридического статуса этого храма.

При написании статьи были использованы документы из Центрального государственного архива (Прага), Архива Министерства иностранных дел Чешской республики (Прага), Государственного архива Российской федерации (Москва), Архива епархиального управления православных русских церквей в Западной Европе (Париж). К сожалению, нам остались недоступны фонды Российского государственного исторического архива (Санкт-Петербург), который в минувшем году был временно закрыт.

Автор заранее выражает признательность всем, кто может представить уточнения и дополнения к содержанию настоящей статьи.

I.

Русские курортники начали приезжать в Карлсбад (таково немецкое название Карловых Вар) еще в XVIII веке. Город дважды посетил император Петр Великий, бывал здесь и его сын — царевич Алексий. Впрочем по-настоящему заметным приток русских гостей стал лишь к середине XIХ века. В сороковые годы позапрошлого столетия сюда приезжало около трехсот русских посетителей в год, а к началу 1860-х годов эта цифра достигла уже пятисот человек. Именно по причине заметного количественного роста русских туристов и было решено начать работу по созданию в Карлсбаде русского храма.

Этому начинанию способствовали и значительные перемены в конфессиональной политике Австрийского государства. Начиная с 1848 года империя Габсбургов постепенно трансформируется из католического конфессионального государства в светское. Особенно активным этот процесс стал после 1860 года. Был издан ряд законодательных актов, положивших начало уравниванию в правах католиков с некатоликами. Это существенно облегчило задачу организации русской православной церковной жизни в Карлсбаде.

Первая попытка открытия в Карлсбаде русского храма относится к концу 1850-х годов. 15 сентября 1857 года Карлсбадский Городской Совет уполномочил своего члена доктора Маннля обратиться с подобной инициативой к русским властям. Маннль направил записку о необходимости построить на курорте русский храм обер-прокурору Святейшего Синода графу А. П. Толстому, который, в свою очередь, препроводил этот документ в Министерство Иностранных Дел. 25 ноября 1860 года МИД ответил графу Толстому, что сочувствует указанному начинанию. Однако российское внешнеполитическое ведомство официально заботилось лишь о посольских храмах и потому не располагало материальными средствами, которые можно было бы употребить на сооружение курортной церкви в Карлсбаде.

После этого инициатива сооружения храма перешла к частным лицам. 29 июня 1862 года, в праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла под по­кровительством великой княгини Елены Павловны открылась подписка на пожертвования для стро­ительства православного храма в Карловых Варах. 14 июля того же года была изготовлена подписная книга для регистрации пожертвований. Первой здесь была записана сама великая княгиня, внесшая четыре тысячи рублей.

27 марта 1863 года Санкт-Петербургский митрополит Исидор благословил производить сбор пожертвований в течение очередного курортного сезона. В свою очередь граф А. И. Мусин-Пушкин уведомил об этом начинании обер-прокурора Святейшего Синода А. П. Ахматова. В результате 22 июля 1863 года по докладу обер-прокурора государь император Александр II выразил Высочайшее соизволение на устройство в Карлсбаде православного храма. В результате 30 августа того же года в «Богемском зале» карлсбадской гостиницы «Пупп» была освящена временная церковь во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Иконостас и полное священническое облачение для новооткрытого храма было прислано из Петербурга великой княгиней Еленой Павловной. Так было положено начало русской церкви в Карловых Варах.

Через несколько лет русским удалось приобрести здание «Вашингтон» напротив гостиницы «Пупп», в котором в 1867 году была устроена постоянная домовая церковь. Дубовый иконостас, расписанный академиком Тюриным, был пожертвован для этого храма также великой княгиней Еленой Павловной.

Здесь следует напомнить, что вплоть до 1921 года все русские храмы, действовавшие за пределами Российской империи, входили в состав Санкт-Петербургской епархии и, соответственно, подчинялись Санкт-Петербургскому митрополиту. Не был исключением и Карлсбадский храм. Однако поскольку он располагался на курорте, то церковная жизнь здесь имела свои особенности. В Карловых Варах не было священника, постоянно проживавшего в городе. Поэтому до 1877 года по распоряжению Санкт-Петербургского митрополита один из русских священнослужителей приезжал сюда для совершения богослужений во время курортного сезона. Это могли быть клирики либо из числа зарубежного духовенства (например, в первой половине 1870-х годов в Карлсбад приезжал русский священник из венгерского городка Ирёма), либо специально командируемые из Петербурга. Поэтому фактически постоянно действующим церковным органом в Карлсбаде являлась русская община, не имевшая настоятеля.

После 1877 года Карлсбадская церковь была приписана к русскому приходу в Праге. С этого времени настоятель Свято-Николаевского православного храма в чешской столице одновременно являлся и настоятелем русской церкви в Карловых Варах. Как правило с сентября до конца мая он находился в Праге, а после начала курортного сезона перебирался в Карлсбад, где и служил до конца августа. Такой порядок сохранялся вплоть до 1914 года.

Постепенно домовая церковь стала тесной, неспособной вместить всех желающих посетить богослужение. К 1871 году число русских курортников в Карлсбаде достигло тысячи человек за сезон. Кроме того храм посещали сербы, румыны, греки и даже галицкие и карпаторусские униаты. Это побудило русскую общину задуматься о возможности постройки в Карловых Варах отдельного обширного православного храма. Попытки осуществить этот замысел предпринимались, начиная с 1872 года. Однако закладку храма удалось совершить лишь 29 июня 1893 года. За два дня до торжественной закладки был подписан купчий договор между Карлсбадским магистратом и русской православной церковной общиной в Карловых Варах. От имени общины купчую подписали староста общины Александр Аггеевич Абаза и настоятель русских православных храмов в Праге и Карлсбаде протоиерей Николай Апраксин. 15 августа того же года в поземельную книгу кадастровой общины Карлсбада была внесена запись о том, что правом собственности на указанный участок обладает «православная русская церковь в Карлсбаде». Как текст купчего договора, так и запись, сделанная в кадастровой книге, достаточно ясно свидетельствуют о том, что городские власти Карлсбада считали собственником купленного у них земельного участка Русскую Православную Церковь, имеющую на чешском курорте свою общину.

Русская церковь в Карлсбаде. Старинная открытка.
Русская церковь в Карлсбаде. Старинная открытка.
К весне 1897 года строительные работы были закончены. 28 мая (9 июня) 1897 года состоялось освящение новопостроенной церкви. Так в Западной Чехии появился шедевр русской архитектуры — храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Следует отметить, что храм в Карловых Варах строился исключительно на благотворительные пожертвования. Еще до закладки церкви упомянутый А. А. Абаза внес на ее постройку 3600 гульденов. В 1892 году обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выделил на храм из капитала госпожи Медынцевой 3000 рублей. Известный благотворитель Г. Г. Маразли в том же году пожертвовал 1200 гульденов. Присутствовавший при закладке храма граф А. В. Орлов-Давыдов пожертвовал 1000 рублей. Волынский архиепископ Модест (Стрельбицкий) собрал в храмах своей епархии 1192 рубля, болгарский князь Фердинанд пожертвовал 3000 франков, князь С. М. Голицын, княгиня М. А. Мещерская и графиня М. А. Стенбок пожертвовали по 1000 рублей. В списке жертвователей карловарского храма мы встречаем и имя протоиерея Иоанна Ильича Сергиева (святого праведного Иоанна Кронштадтского). Он передал на это святое дело 200 рублей. Даже простое перечисление именитых жертвователей заняло бы ни одну страницу.

Поток пожертвований не прекращался и после постройки храма. Так государь император Николай II Александрович пожертвовал храму шесть колоколов и четыре иконы на кипарисовых досках (Христа Спасителя, Божией Матери (Почаевской), святителя Николая и святого князя Александра Невского). Государыня императрица Мария Феодоровна передала в Карловы Вары икону святой Марии Магдалины. Витражи в окнах храма, изображающие святых Вячеслава и Людмилу Чешских, были изготовлены в Инсбурке (Тироль) на средства, собранные волынскими чехами. Можно сказать, что вся утварь, облачения, многочисленные иконы, киоты к ним, подсвечники, хоругви, светильники, люстры, ковры — словом, все, что нужно для храма, — было пожертвовано русскими людьми, отдыхавшими и лечившимися в Карлсбаде. В 1914 году, накануне первой мировой войны настоятель русских храмов в Праге и на курортах протоиерей Николай Рыжков писал: «Карлсбадский православный храм созидался и благоукрашался исключительно на добровольные пожертвования. И ныне содержится, поддерживается и благоукрашается он только на такие же пожертвования добрых даятелей. Иных средств церковь не имеет».

Таким образом, в истории создания русского храма в Карловых Варах следует выделить несколько моментов, имеющих принципиальное значение:

1) Организация церковной общины и постройка церкви в Карлсбаде были предприняты с согласия высших российских светских и церковных властей (императора Александра II, обер-прокурора Святейшего Синода А. П. Ахматова и Санкт-Петербургского митрополита Исидора).

2) Городские власти Карлсбада считали собственником храма Русскую Православную Церковь, имеющую в Карлсбаде свою общину. Именно с представителями этой общины (А. А. Абазой и протоиереем А. Апраксиным) был подписан договор о приобретении участка земли для строительства храма.

3) Карлсбадская церковь строилась на добровольные пожертвования. Жертвователями выступали почти исключительно российские граждане. Вся утварь храма, все его имущество являются безвозмездным даром русских людей, исполнявших свой священный долг перед Матерью-Церковью.

4) Храм предназначался для совершения русских православных богослужений для российских граждан, оказавшихся на отдыхе или на лечении в Карлсбаде.

II.

В 1914 году началась первая мировая война. На момент объявления Австро-Венгрией войны России (6 августа 1914 года) протоиерей Николай Рыжков находился в Карлсбаде. Уже на следующий день (7 августа) он был арестован. 7 мая 1917 года Ополченский дивизионный суд в Вене приговорил отца Николая к смертной казни через повешение за «панславистскую пропаганду и чешско-русские связи». Но этот приговор не был приведен в исполнение благодаря тому, что Российское правительство добилось обмена протоиерея Николая Рыжкова на униатского митрополита Андрея (Шептицкого), попавшего в плен после взятия русской армией Львова. Получив свободу, отец Николай вернулся в Петроград, где и скончался в 1920 году.

С момента ареста отца Николая в Карловых Варах не было официального распорядителя русским церковным имуществом. Еще до начала войны почти все российские граждане в спешном порядке покинули курорт. Поэтому местный суд еще в том же 1914 году назначил куратором русского храма Людвига Шафлера, который, по одним сведениям, покинул Карловы Вары во время войны, по другим — скончался в 1915 или 1916 году. Фактически же за сохранностью имущества наблюдал церковный сторож чех Вацлав Мещанек, нанятый на эту должность еще до войны.

Через несколько месяцев после провозглашения независимой Чехословацкой республики власти нового государства обратили внимание на Карловарский русский храм. 22 февраля 1919 года в Окружной суд в Карловых Варах было подано предложение канцлера президента Чехословацкой республики доктора Пршемысла Шамала об установлении судебного распоряжения имуществом храма. Суд поддержал это предложение. 29 марта того же года было принято решение (Nc. I 63/19) об установлении судебного попечительства над русским церковным имуществом в Карлсбаде. Судебным куратором (попечителем) имущества был назначен доктор Милан Микса. Он исполнял обязанности куратора до 7 ноября 1921 года, когда его сменил Клемент Новак.

Следует пояснить смысл этого судебного решения. Суд ни в коем случае не подвергал сомнению права прежнего собственника церковного имущества. Проблема заключалась в том, что в Карловых Варах не было официальных представителей этого собственника. Именно для того, чтобы сохранить русское церковное имущество и не допустить его разграбления, над ним было установлено судебное попечительство. Главной обязанностью куратора, назначаемого судом, был надзор над храмом, церковным домом и всем их содержимым. Куратор имел право сдавать в наем комнаты в церковном доме. Вырученные средства использовались на уплату налогов и организацию ремонтных работ. В Карловарском отделении Живностенского банка также имелся капитал, принадлежащий русскому храму. Куратор получал право распоряжаться процентами с этого капитала.

С конца 1920 года (после фактического краха белого движения и эвакуации армии Врангеля из Крыма) в Чехословакию начинают прибывать русские беженцы. В 1921 году Чехословацкое правительство организовывает знаменитую «русскую акции», благодаря чему приток русских эмигрантов в республику значительно усиливается.

8 апреля 1921 года Священный Синод Русской Православной Церкви во главе со Святейшим Патриархом Тихоном назначил архиепископа Евлогия (Георгиевского) управляющим русскими православными церквами и приходами в Западной Европе (Указ № 423). Таким образом, русские зарубежные храмы были изъяты из юрисдикции Петроградского митрополита. 15 мая 1921 года владыка Евлогий назначил протоиерея Михаила Стельмашенко настоятелем русских храмов на чешских курортах (Карловых Варах, Марианских и Франтишковых Лазнях). Отец Михаил, прибыв в Карловы Вары, предпринял попытку получить в свое распоряжение русское церковное имущество, однако это ему не удалось. Поддерживая многочисленные русские культурные и общественные организации, Чехословацкое правительство не было склонно способствовать усилению позиций Русской Православной Церкви. Русское духовенство воспринималось в Праге как часть крайне правого политического спектра российской эмиграции, от сотрудничества с которым Чехословацкое правительство воздерживалось. К тому же организационные перемены, совершившиеся в Русской Церкви (восстановление Патриаршества) и сложные взаимоотношения между Московской Патриархией и Советской властью чрезвычайно затрудняли для владыки Евлогия и отца Михаила Стельмашенко задачу обоснования своих прав на русское церковное имущество в Чехии.

Несмотря на активные действия протоиерея Михаила Стельмашенко судебное попечительство над Карловарским храмом не было упразднено. Это означало, что русские священники могли совершать богослужения в храме только с согласия куратора, назначенного судом. На деле это вело к такому порядку организации богослужений, который отец Михаил воспринимал как унижение. В марте 1922 года в одном из своих открытых писем он, в частности, сообщал, что 23 января того же года необходимые для совершения литургии сосуды куратором «лично были выданы из шкафа, … при чем куратор терпеливо ожидал окончания службы, чтобы снова забрать с престола и жертвенника все сосуды и спрятать их под свой ключ». Пожалуй, отцу Михаилу впервые в жизни пришлось увидеть как мирянин, который даже не является членом Православной Церкви, собственноручно снимает с престола дарохранительницу со Святыми Дарами, антиминс и Евангелие и хладнокровно прячет их в сейф. Напомним, что по традиции Русской Православной Церкви прикасаться к этим предметам имеют право исключительно священнослужители.

Протоиерей Михаил Стельмашенко считал себя законным представителем Русской Православной Церкви, имеющим полное право распоряжаться церковным имуществом в Карловых Варах. К сожалению, он сразу же занял достаточно враждебную позицию по отношению к судебным кураторам. Отец Михаил не согласовывал с ними свои действия, что породило немало проблем. Так, например, он без согласования с куратором увез в Прагу облачение, необходимое для совершения Рождественских богослужений. В ответ на это Клемент Новак (судебный куратор) сообщил о действиях русского настоятеля в полицию. В результате отец Михаил был вызван в четвертое отделение Пражской полиции, где его продержали несколько часов. После этого облачения были возвращены в Карловы Вары.

Епископ Сергий (Королев)
Епископ Сергий (Королев)
В августе 1923 года настоятелем русского эмигрантского прихода в Праге и на чешских курортах был назначен епископ Сергий (Королев). Владыка, понимая всю сложность ситуации, проявлял куда большую мудрость и гибкость в общении с чехословацкими властями. В результате русской общине удалось избежать многих конфликтов и осложнений во взаимоотношениях как с местными властями, так и с куратором храма в Карловых Варах. Хотя русский приход и не был признан законным владельцем церковного имущества на чешских курортах, все же здесь практически беспрепятственно совершались русские богослужения. Более того, с 1926 года по договоренности с куратором храма все средства от продажи свечей, открыток, а также «кружечный» и «тарелочный» сборы перешли в распоряжение русского настоятеля. Это позволило покрывать расходы по организации богослужений в Карловых Варах.

Следует также отметить, что в 1922 году в Праге была создана Чешская религиозная православная община во главе с архимандритом (с 1923 года — архиепископом) Савватием. В 1924 году руководство этой общины пыталось получить в свое распоряжение русское церковное имущество в Карловых Варах, однако не смогло добиться своей цели. Окружной суд в Карловых Варах пришел к выводу, что новосозданная пражская община не имеет никаких прав на указанное имущество.

В 1920-30-е годы русский приход неоднократно предпринимал попытки упразднить судебное распоряжение русским церковным имуществом в Карловых Варах. Однако эти попытки так и не увенчались успехом. Но все же об одной из них (имевшей место в начале 1930-х годов) следует сказать подробнее.

В 1932 году епископ Сергий обратился в Окружной суд в Карловых Варах с просьбой об отмене судебного распоряжения церковным имуществом в Карлсбаде. 3 июля того же года суд удовлетворил просьбу епископа Сергия. Судебное кураторство было прекращено. Управление имуществом было передано епископу Сергию как настоятелю русского православного прихода в Праге и Карловых Варах. Ему также было разрешено распоряжаться депозитом, находящимся на сохранении в Карловарском отделении Живностенского банка.

Однако на это решение Карловарского суда были поданы две апелляционные жалобы в Краевой суд в Хебе. Первая жалоба исходила от епископа Чешского и Моравско-Силезского Горазда (Павлика), а вторая — от Чешской финансовой прокуратуры. В обеих жалобах говорилось о необходимости отмены судебного постановления, принятого 3 июля 1932 года.

Чем же аргументировал свою жалобу владыка Горазд?

Он подчеркивал, что законным собственником карловарского храма является, конечно же, Русская Православная Церковь. А судебное попечительство церковным имуществом установлено «в силу тех соображений, чтобы имущество это было сохранено для Русской Православной Церкви до того времени, когда в России настанет нормальное церковное положение. Русская же Церковь находится в исключительном положении». Исключительность эта заключается в том, что на территории Советского Союза две церковные организации считают себя законными преемниками дореволюционной Церкви, а именно: Патриаршая (Тихоновская) Церковь, возглавляемая Нижегородским митрополитом Сергием (Страгородским), и так называемая «Синодальная» (обновленческая) Церковь, возглавляемая митрополитом Александром (Введенским). «Пройдет еще много времени, — замечает владыка Горазд, — пока этот вопрос будет разрешен победой той или другой фракции внутри Православной Церкви в России и каноническим образом. К этому присоединяется еще тот факт, что в результате тяжелых условий, в которых находятся все Церкви в СССР, особенно же Православная, — ни Тихоновская, ни Синодальная Церковь не в состоянии позаботиться о заграничном имуществе Русской Православной Церкви».

Епископ Горазд также обращает внимание суда на тот факт, что и русская эмиграция не является единой в церковном отношении. Она расколота на три группы: одна подчиняется митрополиту Антонию (Храповицкому) и Карловацкому Синоду, вторая — митрополиту Евлогию, третья сохранила связь с митрополитом Сергием (Страгородским). Первые две группы не имеют в настоящее время связи с высшей церковной властью в России и потому не могут выступать от ее имени. Поскольку же епископ Сергий (Королев), в чьи руки было передано распоряжение церковным имуществом в Карловых Варах, находится в каноническом подчинении митрополиту Евлогию, то он не имеет прав на русское церковное имущество в Чехии. Из всего этого епископ Горазд делал вывод о том, что обстоятельства, вынудившие установить судебное попечительство над церковным имуществом в Карловых Варах, «существуют до сих пор». Он предлагал передать это имущество во временное распоряжение Чешской православной епархии, «чтобы она управляла им как имуществом Русской Церкви, с которой в удобный момент пришла бы к соглашению о дальнейшем».

Напомним, что упомянутая в цитированном документе Чешская епархия была создана в 1929 году на базе Чешской православной религиозной общины. Эта епархия входила в состав Сербской Православной Церкви.

Чешская финансовая прокуратура в своей жалобе поддерживала предложение епископа Горазда. В этом документе также подчеркивалось, что собственником имущества является Русская Православная Церковь. И передача его в руки чешского православного епископа нужна лишь как гарантия его сохранности «до того времени, когда будет возможно заключить с Русским Синодом соглашение относительно управления храмом».

Решение по поводу указанных жалоб было принято в Краевом суде в Хебе 3 января 1933 года (решение Nc. I 63/19/88). Апелляционная жалоба Чешской финансовой прокуратуры была удовлетворена. Окружному суду в Карловых Варах было предписано «и в дальнейшем по-прежнему осуществлять заведывание имуществом помянутого храма». Жалоба же Чешской православной епархии была отклонена. Суд пришел к выводу, что эта епархия «не имеет законного права для подачи апелляционной жалобы». После этого очередным куратором Карловарского храма был назначен доктор Антонин Новак.

Особо важно подчеркнуть, что суд в Хебе в своем решении представил и истолкование записи, сделанной в кадастровой книге в 1893 году: «В тетради № 1336 поземельной книги для Карловых Вар записано право собственности за Православной Русской Церковью и отмечено далее, что эта записанная недвижимость предназначена для целей Русской Православной Церкви в Карловых Варах. Эту запись следует понимать так, что недвижимости принадлежат Русской Православной Церкви в России, представляемой тамошним Синодом. Правовое положение как Русской Православной Церкви, так и русского храма в Карловых Варах после имевших место военных и революционных событий с точки зрения международных отношений, равно как и взаимоотношений отдельных церквей остается слишком неясным, чтобы имущество русского храма в Карловых Варах могло быть передано в заведывание одной из сторон». Суд подчеркнул, что долгом Чехословацкого государства является забота об указанном имуществе до тех пор, пока не нормализуется церковная жизнь в России.

Таким образом, несмотря на то, что русскому приходу не удалось получить церковное имущество в Карловых Варах в свое распоряжение, судебное разбирательство, имевшее место в 1932-33 годах, привело к вполне официальному декларированию нескольких положений, имеющих принципиальный характер:

1) Собственником земельного участка в Карловых Варах, а также построенных на нем храма и церковного дома со всем их движимым имуществом и банковским капиталом является Русская Православная Церковь, которой до 1917 года управлял Святейший Синод в Петрограде. Именно таким образом и нужно интерпретировать запись, сделанную в кадастровой книге в 1893 году.

2) Епископ Сергий и возглавляемый им приход, как не имеющий связи с высшей церковной властью на территории СССР, не имеет право распоряжаться русским церковным имуществом в Карловых Варах.

3) Чешская православная епархия также не имеет законных прав на русское церковное имущество в Карловых Варах.

4) Указанное имущество может быть передано в распоряжение только русской церковной власти, являющейся законным правопреемником дореволюционного Святейшего Синода. В настоящее время, по причине церковного раскола в СССР, однозначно установить, кто является такой властью, не представляется возможным.

5) Обязанностью Чехословацкого государства является сохранение церковного имущества в Карловых Варах в целости и сохранности до времени нормализации церковной жизни на территории бывшей Российской империи. Для этой цели восстанавливается судебное распоряжение этим имуществом.

Следует отметить, что фактически и владыка Горазд был вполне солидарен с точкой зрения Краевого суда. Он лишь предлагал назначить судебным куратором имущества чеха православного исповедания, который был бы членом Чешской епархии. Тем самым гарантировалось бы использование церковного имущества исключительно по назначению. Вполне очевидно, что цель владыки Горазда была продиктована братской христианской солидарностью с гонимой Русской Церковью. Он стремился сохранить ее имущество в Чехословакии до времени нормализации церковной жизни в России.

III.

После падения Чехословацкой республики и создания Имперского Протектората Богемия и Моравия (15 марта 1939 года) по требованию оккупационных властей все церковное имущество в Праге и на курортах было переписано на Берлинскую православную епархию, состоявшую в юрисдикции Карловацкого Синода. Соответствующая запись в поземельную книгу Карлсбадской кадастровой общины была внесена 30 июня 1939 года (№ 1449).

После окончания войны в церковной жизни в Чехословакии произошли существенные перемены. 8 ноября 1945 года епархиальный съезд Чешской Православной епархии, состоявшийся в Оломоуце, принял решение начать переговоры о выходе из юрисдикции Сербской Патриархии и переходе в подчинение Русской Церкви. В мае 1946 года в Прагу прибыл из Москвы архиепископ Елевферий (Воронцов), создавший на территории Чехословацкого государства Экзархат Московской Патриархии. В течение 1946-47 годов в Чешские земли вернулись с территории бывшей Волынской губернии так называемые волынские чехи. Это были чешские крестьяне-эмигранты, основавшие в 1867 году  на Волыни на льготных условиях земледельческую общину. Всего в Чехословакию вернулось около 30 тысяч волынских чехов. Они были расселены в северо-западных областях Чехии, откуда в свою очередь были выселены проживавшие здесь до войны немцы. Большинство волынских чехов были православными. Поэтому в 1948 году в чешских курортных городах были впервые созданы постоянно действующие православные приходы, членами которых и стали пришельцы с Волыни. Была образована чешская церковная община и в Карловых Варах.

23 ноября 1951 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I и Священный Синод Русской Православной Церкви издали Томос о даровании автокефалии Чехословацкой Православной Церкви. Православные общины, созданные в курортных городах, также вошли в состав новой Поместной Церкви.

В соответствие с решением Окружного гражданского суда в Праге от 13 февраля 1952 года (№ 1064/49) запись, сделанная в поземельной книге в 1939 году и гласившая, что Карловарский храм принадлежит Берлинской епархии, была аннулирована. Отныне собственником храма вновь значилась «русская православная церковь в Карловых Варах».

Как мы видим, решение суда было принято уже после дарования автокефалии Чехословацкой Православной Церкви. Таким образом, появление на территории современных Чешской и Словацкой республик полностью независимой Православной Церкви никак не отразилось на имущественных правах Русской Церкви. Это значит, что канонический и юридический аспекты рассматриваемого вопроса нельзя смешивать. И государственные органы Чехословацкой республики прекрасно это понимали уже в первой половине 1920-х годов. Так 24 июля 1924 года Министерство образования и народного просвещения Чехословакии сообщало Окружному суду в Карловых Варах, что церковные каноны не могут быть аргументом в споре о собственности и распоряжении ею. В решении таких вопросов необходимо руководствоваться исключительно государственными правовыми актами.

Ситуация, сложившаяся в Карловых Варах после 1951 года, может быть охарактеризована следующим образом. В городе существовала церковная община, входившая в состав Чехословацкой Православной Церкви. Эта община совершала богослужения в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Настоятель общины распоряжался имуществом храма. Однако собственником храма продолжала оставаться Русская Православная Церковь (о чем ясно свидетельствовала запись в поземельной книге). Каких-то специальных соглашений о передаче русского церковного имущества в Карловых Варах Чехословацкой Православной Церкви или о каком-либо особом статусе карловарского храма заключено не было. К тому же политическая ситуация как в Советском Союзе, так и в социалистической Чехословакии делала какие-либо соглашения подобного рода неактуальными.

В 1979 году по просьбе Бла­женнейшего Митрополита Пражского и всей Чехословакии Дорофея Святейший Патриарх Москов­ский и всея Руси Пимен и Священный Синод Русс­кой Православой Церкви постановили открыть Подворье Русской Православной Церкви в преде­лах Чехословацкой Православной Церкви с местом пребывания в храме святых первоверховных апо­столов Петра и Павла в Карловых Варах. 1 апреля того же года Блаженнейший Митрополит Дорофей и постоянный член Синода Русской Православной Церкви митрополит Ленинградский и Новгородский Антоний совершили акт открытия Подворья. С этого времени в Карловарском храме служат русские клирики, назначаемые Священным Синодом при Московском Патриархе.

После открытия подворья чешская православная община, созданная здесь в 1948 году, не была упразднена. Фактически ее духовное окормление было возложено на русских священнослужителей, назначаемых в Карловы Вары из Москвы. И сегодня эта община формально продолжает существовать. Однако она никогда не являлась собственником храма в Карловых Варах.

Таким образом, сегодня русский православный храм в Карловых Варах выполняет несколько важных функций. Во-первых, в нем (как и до революции) совершаются богослужения для членов Русской Православной Церкви, прибывающих на лечение или на отдых в Карловы Вары. Во-вторых, храм посещают члены чешской православной общины, созданной в 1948 году. Однако богослужения в карловарском храме совершаются на церковно-славянском языке в соответствии с традициями Русской Церкви. С 1979 года у храма появилась и третья функция. Он является местом постоянного присутствия официального представителя Русской Православной Церкви при Православной Церкви Чешских земель и Словакии.

Если в 1950-60-ее годы главной задачей храма было окормление членов чешской общины (волынских чехов и их потомков), то сегодня на первый план вновь вышла задача окормления туристов и мигрантов из стран бывшего Советского Союза. Вполне очевидно, что советские туристы, приезжавшие в Карловы Вары 20-30 лет тому назад, мало посещали храм. Да и вообще духовенство храма не ставило тогда перед собой задачи — совершать богослужение для советских граждан, граждан страны «победившего социализма», ведущей активную борьбу с «религиозными предрассудками».

Однако сегодня ситуация изменилась. Потомки чехов, выехавших с Волыни в конце 1940-х годов, практически не проявляют интереса к церковной жизни. Приток же в Чешскую республику мигрантов из стран бывшего Советского Союза постоянно увеличивается. И подавляющее большинство бывших советских граждан, оказавшихся в Чехии, стремится регулярно посещать православные храмы. При этом они хотят присутствовать на богослужениях, совершаемых в полном соответствии с русской церковной традицией. Поэтому храм святых Петра и Павла в Карловых Варах является для них одним из наиболее привлекательных.

Русские храмы на чешских курортах являются выдающимися памятниками отечественной архитектуры, привлекающими внимание как многочисленных туристов, так и православных паломников. Участие в храмовом богослужении позволяет людям, приезжающим в Чехию, совместить курортное лечение с духовным очищением, возрождением для новой жизни во Христе. И потому сегодня вновь актуально звучат слова, сказанные отцом Николаем Апраксиным в 1897 году на освящении церкви в Карловых Варах:

«Место сие — дом Божий, дом молитвы, место общения нашего с Богом и святыми Его, неисчерпаемый источник воды живой, бьющей в жизнь вечную, источник благодати Божией и освящения. Идите же все духовно жаждущие и усердно черпайте из него: Господь подаст вам что нужно, по мере веры и усердия каждого. И особенно вы, немощные, приходите сюда почаще: здесь всемогущий и премилосердый Врач душ и телес, исторгающий и уничтожающий корень всякой болезни. Заботьтесь главным образом об устранении этого корня и почаще омывайте душу свою слезами покаяния. Тогда, несомненно, исцеление ваше будет полное, и вы от всей души будете благодарить и прославлять Господа, даровавшего вам возможность исцелеть телесно и душевно».



История русского православного храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах достаточно хорошо известна. Однако нельзя сказать, что все ее аспекты изучены с одинаковой полнотой. В настоящей статье мы решили изложить некоторые стороны истории храма, на которые прежде историки обращали мало внимания. Главным образом речь пойдет о проблеме канонического и юридического статуса этого храма. При написании статьи были использованы документы из Центрального государственного архива (Прага), Архива Министерства иностранных дел Чешской республики (Прага), Государственного архива Российской федерации (Москва), Архива епархиального управления православных русских церквей в Западной Европе (Париж). К сожалению, нам остались недоступны фонды Российского государственного исторического архива (Санкт-Петербург), который в минувшем году был временно закрыт. Автор заранее выражает признательность всем, кто может представить уточнения и дополнения к содержанию настоящей статьи. I. Русские курортники начали приезжать в Карлсбад (таково немецкое название Карловых Вар) еще в XVIII веке. Город дважды посетил император Петр Великий, бывал здесь и его сын — царевич Алексий. Впрочем по-настоящему заметным приток русских гостей стал лишь к середине XIХ века. В сороковые годы позапрошлого столетия сюда приезжало около трехсот русских посетителей в год, а к началу 1860-х годов эта цифра достигла уже пятисот человек. Именно по причине заметного количественного роста русских туристов и было решено начать работу по созданию в Карлсбаде русского храма. Этому начинанию способствовали и значительные перемены в конфессиональной политике Австрийского государства. Начиная с 1848 года империя Габсбургов постепенно трансформируется из католического конфессионального государства в светское. Особенно активным этот процесс стал после 1860 года. Был издан ряд законодательных актов, положивших начало уравниванию в правах католиков с некатоликами. Это существенно облегчило задачу организации русской православной церковной жизни в Карлсбаде. Первая попытка открытия в Карлсбаде русского храма относится к концу 1850-х годов. 15 сентября 1857 года Карлсбадский Городской Совет уполномочил своего члена доктора Маннля обратиться с подобной инициативой к русским властям. Маннль направил записку о необходимости построить на курорте русский храм обер-прокурору Святейшего Синода графу А. П. Толстому, который, в свою очередь, препроводил этот документ в Министерство Иностранных Дел. 25 ноября 1860 года МИД ответил графу Толстому, что сочувствует указанному начинанию. Однако российское внешнеполитическое ведомство официально заботилось лишь о посольских храмах и потому не располагало материальными средствами, которые можно было бы употребить на сооружение курортной церкви в Карлсбаде. После этого инициатива сооружения храма перешла к частным лицам. 29 июня 1862 года, в праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла под по­кровительством великой княгини Елены Павловны открылась подписка на пожертвования для стро­ительства православного храма в Карловых Варах. 14 июля того же года была изготовлена подписная книга для регистрации пожертвований. Первой здесь была записана сама великая княгиня, внесшая четыре тысячи рублей. 27 марта 1863 года Санкт-Петербургский митрополит Исидор благословил производить сбор пожертвований в течение очередного курортного сезона. В свою очередь граф А. И. Мусин-Пушкин уведомил об этом начинании обер-прокурора Святейшего Синода А. П. Ахматова. В результате 22 июля 1863 года по докладу обер-прокурора государь император Александр II выразил Высочайшее соизволение на устройство в Карлсбаде православного храма. В результате 30 августа того же года в «Богемском зале» карлсбадской гостиницы «Пупп» была освящена временная церковь во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Иконостас и полное священническое облачение для новооткрытого храма было прислано из Петербурга великой княгиней Еленой Павловной. Так было положено начало русской церкви в Карловых Варах. Через несколько лет русским удалось приобрести здание «Вашингтон» напротив гостиницы «Пупп», в котором в 1867 году была устроена постоянная домовая церковь. Дубовый иконостас, расписанный академиком Тюриным, был пожертвован для этого храма также великой княгиней Еленой Павловной. Здесь следует напомнить, что вплоть до 1921 года все русские храмы, действовавшие за пределами Российской империи, входили в состав Санкт-Петербургской епархии и, соответственно, подчинялись Санкт-Петербургскому митрополиту. Не был исключением и Карлсбадский храм. Однако поскольку он располагался на курорте, то церковная жизнь здесь имела свои особенности. В Карловых Варах не было священника, постоянно проживавшего в городе. Поэтому до 1877 года по распоряжению Санкт-Петербургского митрополита один из русских священнослужителей приезжал сюда для совершения богослужений во время курортного сезона. Это могли быть клирики либо из числа зарубежного духовенства (например, в первой половине 1870-х годов в Карлсбад приезжал русский священник из венгерского городка Ирёма), либо специально командируемые из Петербурга. Поэтому фактически постоянно действующим церковным органом в Карлсбаде являлась русская община, не имевшая настоятеля. После 1877 года Карлсбадская церковь была приписана к русскому приходу в Праге. С этого времени настоятель Свято-Николаевского православного храма в чешской столице одновременно являлся и настоятелем русской церкви в Карловых Варах. Как правило с сентября до конца мая он находился в Праге, а после начала курортного сезона перебирался в Карлсбад, где и служил до конца августа. Такой порядок сохранялся вплоть до 1914 года. Постепенно домовая церковь стала тесной, неспособной вместить всех желающих посетить богослужение. К 1871 году число русских курортников в Карлсбаде достигло тысячи человек за сезон. Кроме того храм посещали сербы, румыны, греки и даже галицкие и карпаторусские униаты. Это побудило русскую общину задуматься о возможности постройки в Карловых Варах отдельного обширного православного храма. Попытки осуществить этот замысел предпринимались, начиная с 1872 года. Однако закладку храма удалось совершить лишь 29 июня 1893 года. За два дня до торжественной закладки был подписан купчий договор между Карлсбадским магистратом и русской православной церковной общиной в Карловых Варах. От имени общины купчую подписали староста общины Александр Аггеевич Абаза и настоятель русских православных храмов в Праге и Карлсбаде протоиерей Николай Апраксин. 15 августа того же года в поземельную книгу кадастровой общины Карлсбада была внесена запись о том, что правом собственности на указанный участок обладает «православная русская церковь в Карлсбаде». Как текст купчего договора, так и запись, сделанная в кадастровой книге, достаточно ясно свидетельствуют о том, что городские власти Карлсбада считали собственником купленного у них земельного участка Русскую Православную Церковь, имеющую на чешском курорте свою общину. Русская церковь в Карлсбаде. Старинная открытка. Русская церковь в Карлсбаде. Старинная открытка. К весне 1897 года строительные работы были закончены. 28 мая (9 июня) 1897 года состоялось освящение новопостроенной церкви. Так в Западной Чехии появился шедевр русской архитектуры — храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Следует отметить, что храм в Карловых Варах строился исключительно на благотворительные пожертвования. Еще до закладки церкви упомянутый А. А. Абаза внес на ее постройку 3600 гульденов. В 1892 году обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев выделил на храм из капитала госпожи Медынцевой 3000 рублей. Известный благотворитель Г. Г. Маразли в том же году пожертвовал 1200 гульденов. Присутствовавший при закладке храма граф А. В. Орлов-Давыдов пожертвовал 1000 рублей. Волынский архиепископ Модест (Стрельбицкий) собрал в храмах своей епархии 1192 рубля, болгарский князь Фердинанд пожертвовал 3000 франков, князь С. М. Голицын, княгиня М. А. Мещерская и графиня М. А. Стенбок пожертвовали по 1000 рублей. В списке жертвователей карловарского храма мы встречаем и имя протоиерея Иоанна Ильича Сергиева (святого праведного Иоанна Кронштадтского). Он передал на это святое дело 200 рублей. Даже простое перечисление именитых жертвователей заняло бы ни одну страницу. Поток пожертвований не прекращался и после постройки храма. Так государь император Николай II Александрович пожертвовал храму шесть колоколов и четыре иконы на кипарисовых досках (Христа Спасителя, Божией Матери (Почаевской), святителя Николая и святого князя Александра Невского). Государыня императрица Мария Феодоровна передала в Карловы Вары икону святой Марии Магдалины. Витражи в окнах храма, изображающие святых Вячеслава и Людмилу Чешских, были изготовлены в Инсбурке (Тироль) на средства, собранные волынскими чехами. Можно сказать, что вся утварь, облачения, многочисленные иконы, киоты к ним, подсвечники, хоругви, светильники, люстры, ковры — словом, все, что нужно для храма, — было пожертвовано русскими людьми, отдыхавшими и лечившимися в Карлсбаде. В 1914 году, накануне первой мировой войны настоятель русских храмов в Праге и на курортах протоиерей Николай Рыжков писал: «Карлсбадский православный храм созидался и благоукрашался исключительно на добровольные пожертвования. И ныне содержится, поддерживается и благоукрашается он только на такие же пожертвования добрых даятелей. Иных средств церковь не имеет». Таким образом, в истории создания русского храма в Карловых Варах следует выделить несколько моментов, имеющих принципиальное значение: 1) Организация церковной общины и постройка церкви в Карлсбаде были предприняты с согласия высших российских светских и церковных властей (императора Александра II, обер-прокурора Святейшего Синода А. П. Ахматова и Санкт-Петербургского митрополита Исидора). 2) Городские власти Карлсбада считали собственником храма Русскую Православную Церковь, имеющую в Карлсбаде свою общину. Именно с представителями этой общины (А. А. Абазой и протоиереем А. Апраксиным) был подписан договор о приобретении участка земли для строительства храма. 3) Карлсбадская церковь строилась на добровольные пожертвования. Жертвователями выступали почти исключительно российские граждане. Вся утварь храма, все его имущество являются безвозмездным даром русских людей, исполнявших свой священный долг перед Матерью-Церковью. 4) Храм предназначался для совершения русских православных богослужений для российских граждан, оказавшихся на отдыхе или на лечении в Карлсбаде. II. В 1914 году началась первая мировая война. На момент объявления Австро-Венгрией войны России (6 августа 1914 года) протоиерей Николай Рыжков находился в Карлсбаде. Уже на следующий день (7 августа) он был арестован. 7 мая 1917 года Ополченский дивизионный суд в Вене приговорил отца Николая к смертной казни через повешение за «панславистскую пропаганду и чешско-русские связи». Но этот приговор не был приведен в исполнение благодаря тому, что Российское правительство добилось обмена протоиерея Николая Рыжкова на униатского митрополита Андрея (Шептицкого), попавшего в плен после взятия русской армией Львова. Получив свободу, отец Николай вернулся в Петроград, где и скончался в 1920 году. С момента ареста отца Николая в Карловых Варах не было официального распорядителя русским церковным имуществом. Еще до начала войны почти все российские граждане в спешном порядке покинули курорт. Поэтому местный суд еще в том же 1914 году назначил куратором русского храма Людвига Шафлера, который, по одним сведениям, покинул Карловы Вары во время войны, по другим — скончался в 1915 или 1916 году. Фактически же за сохранностью имущества наблюдал церковный сторож чех Вацлав Мещанек, нанятый на эту должность еще до войны. Через несколько месяцев после провозглашения независимой Чехословацкой республики власти нового государства обратили внимание на Карловарский русский храм. 22 февраля 1919 года в Окружной суд в Карловых Варах было подано предложение канцлера президента Чехословацкой республики доктора Пршемысла Шамала об установлении судебного распоряжения имуществом храма. Суд поддержал это предложение. 29 марта того же года было принято решение (Nc. I 63/19) об установлении судебного попечительства над русским церковным имуществом в Карлсбаде. Судебным куратором (попечителем) имущества был назначен доктор Милан Микса. Он исполнял обязанности куратора до 7 ноября 1921 года, когда его сменил Клемент Новак. Следует пояснить смысл этого судебного решения. Суд ни в коем случае не подвергал сомнению права прежнего собственника церковного имущества. Проблема заключалась в том, что в Карловых Варах не было официальных представителей этого собственника. Именно для того, чтобы сохранить русское церковное имущество и не допустить его разграбления, над ним было установлено судебное попечительство. Главной обязанностью куратора, назначаемого судом, был надзор над храмом, церковным домом и всем их содержимым. Куратор имел право сдавать в наем комнаты в церковном доме. Вырученные средства использовались на уплату налогов и организацию ремонтных работ. В Карловарском отделении Живностенского банка также имелся капитал, принадлежащий русскому храму. Куратор получал право распоряжаться процентами с этого капитала.
С конца 1920 года (после фактического краха белого движения и эвакуации армии Врангеля из Крыма) в Чехословакию начинают прибывать русские беженцы. В 1921 году Чехословацкое правительство организовывает знаменитую «русскую акции», благодаря чему приток русских эмигрантов в республику значительно усиливается. 8 апреля 1921 года Священный Синод Русской Православной Церкви во главе со Святейшим Патриархом Тихоном назначил архиепископа Евлогия (Георгиевского) управляющим русскими православными церквами и приходами в Западной Европе (Указ № 423). Таким образом, русские зарубежные храмы были изъяты из юрисдикции Петроградского митрополита. 15 мая 1921 года владыка Евлогий назначил протоиерея Михаила Стельмашенко настоятелем русских храмов на чешских курортах (Карловых Варах, Марианских и Франтишковых Лазнях). Отец Михаил, прибыв в Карловы Вары, предпринял попытку получить в свое распоряжение русское церковное имущество, однако это ему не удалось. Поддерживая многочисленные русские культурные и общественные организации, Чехословацкое правительство не было склонно способствовать усилению позиций Русской Православной Церкви. Русское духовенство воспринималось в Праге как часть крайне правого политического спектра российской эмиграции, от сотрудничества с которым Чехословацкое правительство воздерживалось. К тому же организационные перемены, совершившиеся в Русской Церкви (восстановление Патриаршества) и сложные взаимоотношения между Московской Патриархией и Советской властью чрезвычайно затрудняли для владыки Евлогия и отца Михаила Стельмашенко задачу обоснования своих прав на русское церковное имущество в Чехии. Несмотря на активные действия протоиерея Михаила Стельмашенко судебное попечительство над Карловарским храмом не было упразднено. Это означало, что русские священники могли совершать богослужения в храме только с согласия куратора, назначенного судом. На деле это вело к такому порядку организации богослужений, который отец Михаил воспринимал как унижение. В марте 1922 года в одном из своих открытых писем он, в частности, сообщал, что 23 января того же года необходимые для совершения литургии сосуды куратором «лично были выданы из шкафа, … при чем куратор терпеливо ожидал окончания службы, чтобы снова забрать с престола и жертвенника все сосуды и спрятать их под свой ключ». Пожалуй, отцу Михаилу впервые в жизни пришлось увидеть как мирянин, который даже не является членом Православной Церкви, собственноручно снимает с престола дарохранительницу со Святыми Дарами, антиминс и Евангелие и хладнокровно прячет их в сейф. Напомним, что по традиции Русской Православной Церкви прикасаться к этим предметам имеют право исключительно священнослужители. Протоиерей Михаил Стельмашенко считал себя законным представителем Русской Православной Церкви, имеющим полное право распоряжаться церковным имуществом в Карловых Варах. К сожалению, он сразу же занял достаточно враждебную позицию по отношению к судебным кураторам. Отец Михаил не согласовывал с ними свои действия, что породило немало проблем. Так, например, он без согласования с куратором увез в Прагу облачение, необходимое для совершения Рождественских богослужений. В ответ на это Клемент Новак (судебный куратор) сообщил о действиях русского настоятеля в полицию. В результате отец Михаил был вызван в четвертое отделение Пражской полиции, где его продержали несколько часов. После этого облачения были возвращены в Карловы Вары. Епископ Сергий (Королев) Епископ Сергий (Королев) В августе 1923 года настоятелем русского эмигрантского прихода в Праге и на чешских курортах был назначен епископ Сергий (Королев). Владыка, понимая всю сложность ситуации, проявлял куда большую мудрость и гибкость в общении с чехословацкими властями. В результате русской общине удалось избежать многих конфликтов и осложнений во взаимоотношениях как с местными властями, так и с куратором храма в Карловых Варах. Хотя русский приход и не был признан законным владельцем церковного имущества на чешских курортах, все же здесь практически беспрепятственно совершались русские богослужения. Более того, с 1926 года по договоренности с куратором храма все средства от продажи свечей, открыток, а также «кружечный» и «тарелочный» сборы перешли в распоряжение русского настоятеля. Это позволило покрывать расходы по организации богослужений в Карловых Варах. Следует также отметить, что в 1922 году в Праге была создана Чешская религиозная православная община во главе с архимандритом (с 1923 года — архиепископом) Савватием. В 1924 году руководство этой общины пыталось получить в свое распоряжение русское церковное имущество в Карловых Варах, однако не смогло добиться своей цели. Окружной суд в Карловых Варах пришел к выводу, что новосозданная пражская община не имеет никаких прав на указанное имущество. В 1920-30-е годы русский приход неоднократно предпринимал попытки упразднить судебное распоряжение русским церковным имуществом в Карловых Варах. Однако эти попытки так и не увенчались успехом. Но все же об одной из них (имевшей место в начале 1930-х годов) следует сказать подробнее. В 1932 году епископ Сергий обратился в Окружной суд в Карловых Варах с просьбой об отмене судебного распоряжения церковным имуществом в Карлсбаде. 3 июля того же года суд удовлетворил просьбу епископа Сергия. Судебное кураторство было прекращено. Управление имуществом было передано епископу Сергию как настоятелю русского православного прихода в Праге и Карловых Варах. Ему также было разрешено распоряжаться депозитом, находящимся на сохранении в Карловарском отделении Живностенского банка. Однако на это решение Карловарского суда были поданы две апелляционные жалобы в Краевой суд в Хебе. Первая жалоба исходила от епископа Чешского и Моравско-Силезского Горазда (Павлика), а вторая — от Чешской финансовой прокуратуры. В обеих жалобах говорилось о необходимости отмены судебного постановления, принятого 3 июля 1932 года. Чем же аргументировал свою жалобу владыка Горазд? Он подчеркивал, что законным собственником карловарского храма является, конечно же, Русская Православная Церковь. А судебное попечительство церковным имуществом установлено «в силу тех соображений, чтобы имущество это было сохранено для Русской Православной Церкви до того времени, когда в России настанет нормальное церковное положение. Русская же Церковь находится в исключительном положении». Исключительность эта заключается в том, что на территории Советского Союза две церковные организации считают себя законными преемниками дореволюционной Церкви, а именно: Патриаршая (Тихоновская) Церковь, возглавляемая Нижегородским митрополитом Сергием (Страгородским), и так называемая «Синодальная» (обновленческая) Церковь, возглавляемая митрополитом Александром (Введенским). «Пройдет еще много времени, — замечает владыка Горазд, — пока этот вопрос будет разрешен победой той или другой фракции внутри Православной Церкви в России и каноническим образом. К этому присоединяется еще тот факт, что в результате тяжелых условий, в которых находятся все Церкви в СССР, особенно же Православная, — ни Тихоновская, ни Синодальная Церковь не в состоянии позаботиться о заграничном имуществе Русской Православной Церкви». Епископ Горазд также обращает внимание суда на тот факт, что и русская эмиграция не является единой в церковном отношении. Она расколота на три группы: одна подчиняется митрополиту Антонию (Храповицкому) и Карловацкому Синоду, вторая — митрополиту Евлогию, третья сохранила связь с митрополитом Сергием (Страгородским). Первые две группы не имеют в настоящее время связи с высшей церковной властью в России и потому не могут выступать от ее имени. Поскольку же епископ Сергий (Королев), в чьи руки было передано распоряжение церковным имуществом в Карловых Варах, находится в каноническом подчинении митрополиту Евлогию, то он не имеет прав на русское церковное имущество в Чехии. Из всего этого епископ Горазд делал вывод о том, что обстоятельства, вынудившие установить судебное попечительство над церковным имуществом в Карловых Варах, «существуют до сих пор». Он предлагал передать это имущество во временное распоряжение Чешской православной епархии, «чтобы она управляла им как имуществом Русской Церкви, с которой в удобный момент пришла бы к соглашению о дальнейшем». Напомним, что упомянутая в цитированном документе Чешская епархия была создана в 1929 году на базе Чешской православной религиозной общины. Эта епархия входила в состав Сербской Православной Церкви. Чешская финансовая прокуратура в своей жалобе поддерживала предложение епископа Горазда. В этом документе также подчеркивалось, что собственником имущества является Русская Православная Церковь. И передача его в руки чешского православного епископа нужна лишь как гарантия его сохранности «до того времени, когда будет возможно заключить с Русским Синодом соглашение относительно управления храмом». Решение по поводу указанных жалоб было принято в Краевом суде в Хебе 3 января 1933 года (решение Nc. I 63/19/88). Апелляционная жалоба Чешской финансовой прокуратуры была удовлетворена. Окружному суду в Карловых Варах было предписано «и в дальнейшем по-прежнему осуществлять заведывание имуществом помянутого храма». Жалоба же Чешской православной епархии была отклонена. Суд пришел к выводу, что эта епархия «не имеет законного права для подачи апелляционной жалобы». После этого очередным куратором Карловарского храма был назначен доктор Антонин Новак. Особо важно подчеркнуть, что суд в Хебе в своем решении представил и истолкование записи, сделанной в кадастровой книге в 1893 году: «В тетради № 1336 поземельной книги для Карловых Вар записано право собственности за Православной Русской Церковью и отмечено далее, что эта записанная недвижимость предназначена для целей Русской Православной Церкви в Карловых Варах. Эту запись следует понимать так, что недвижимости принадлежат Русской Православной Церкви в России, представляемой тамошним Синодом. Правовое положение как Русской Православной Церкви, так и русского храма в Карловых Варах после имевших место военных и революционных событий с точки зрения международных отношений, равно как и взаимоотношений отдельных церквей остается слишком неясным, чтобы имущество русского храма в Карловых Варах могло быть передано в заведывание одной из сторон». Суд подчеркнул, что долгом Чехословацкого государства является забота об указанном имуществе до тех пор, пока не нормализуется церковная жизнь в России. Таким образом, несмотря на то, что русскому приходу не удалось получить церковное имущество в Карловых Варах в свое распоряжение, судебное разбирательство, имевшее место в 1932-33 годах, привело к вполне официальному декларированию нескольких положений, имеющих принципиальный характер: 1) Собственником земельного участка в Карловых Варах, а также построенных на нем храма и церковного дома со всем их движимым имуществом и банковским капиталом является Русская Православная Церковь, которой до 1917 года управлял Святейший Синод в Петрограде. Именно таким образом и нужно интерпретировать запись, сделанную в кадастровой книге в 1893 году. 2) Епископ Сергий и возглавляемый им приход, как не имеющий связи с высшей церковной властью на территории СССР, не имеет право распоряжаться русским церковным имуществом в Карловых Варах. 3) Чешская православная епархия также не имеет законных прав на русское церковное имущество в Карловых Варах. 4) Указанное имущество может быть передано в распоряжение только русской церковной власти, являющейся законным правопреемником дореволюционного Святейшего Синода. В настоящее время, по причине церковного раскола в СССР, однозначно установить, кто является такой властью, не представляется возможным. 5) Обязанностью Чехословацкого государства является сохранение церковного имущества в Карловых Варах в целости и сохранности до времени нормализации церковной жизни на территории бывшей Российской империи. Для этой цели восстанавливается судебное распоряжение этим имуществом. Следует отметить, что фактически и владыка Горазд был вполне солидарен с точкой зрения Краевого суда. Он лишь предлагал назначить судебным куратором имущества чеха православного исповедания, который был бы членом Чешской епархии. Тем самым гарантировалось бы использование церковного имущества исключительно по назначению. Вполне очевидно, что цель владыки Горазда была продиктована братской христианской солидарностью с гонимой Русской Церковью. Он стремился сохранить ее имущество в Чехословакии до времени нормализации церковной жизни в России. III. После падения Чехословацкой республики и создания Имперского Протектората Богемия и Моравия (15 марта 1939 года) по требованию оккупационных властей все церковное имущество в Праге и на курортах было переписано на Берлинскую православную епархию, состоявшую в юрисдикции Карловацкого Синода. Соответствующая запись в поземельную книгу Карлсбадской кадастровой общины была внесена 30 июня 1939 года (№ 1449). После окончания войны в церковной жизни в Чехословакии произошли существенные перемены. 8 ноября 1945 года епархиальный съезд Чешской Православной епархии, состоявшийся в Оломоуце, принял решение начать переговоры о выходе из юрисдикции Сербской Патриархии и переходе в подчинение Русской Церкви. В мае 1946 года в Прагу прибыл из Москвы архиепископ Елевферий (Воронцов), создавший на территории Чехословацкого государства Экзархат Московской Патриархии. В течение 1946-47 годов в Чешские земли вернулись с территории бывшей Волынской губернии так называемые волынские чехи. Это были чешские крестьяне-эмигранты, основавшие в 1867 году на Волыни на льготных условиях земледельческую общину. Всего в Чехословакию вернулось около 30 тысяч волынских чехов. Они были расселены в северо-западных областях Чехии, откуда в свою очередь были выселены проживавшие здесь до войны немцы. Большинство волынских чехов были православными. Поэтому в 1948 году в чешских курортных городах были впервые созданы постоянно действующие православные приходы, членами которых и стали пришельцы с Волыни. Была образована чешская церковная община и в Карловых Варах. 23 ноября 1951 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I и Священный Синод Русской Православной Церкви издали Томос о даровании автокефалии Чехословацкой Православной Церкви. Православные общины, созданные в курортных городах, также вошли в состав новой Поместной Церкви. В соответствие с решением Окружного гражданского суда в Праге от 13 февраля 1952 года (№ 1064/49) запись, сделанная в поземельной книге в 1939 году и гласившая, что Карловарский храм принадлежит Берлинской епархии, была аннулирована. Отныне собственником храма вновь значилась «русская православная церковь в Карловых Варах». Как мы видим, решение суда было принято уже после дарования автокефалии Чехословацкой Православной Церкви. Таким образом, появление на территории современных Чешской и Словацкой республик полностью независимой Православной Церкви никак не отразилось на имущественных правах Русской Церкви. Это значит, что канонический и юридический аспекты рассматриваемого вопроса нельзя смешивать. И государственные органы Чехословацкой республики прекрасно это понимали уже в первой половине 1920-х годов. Так 24 июля 1924 года Министерство образования и народного просвещения Чехословакии сообщало Окружному суду в Карловых Варах, что церковные каноны не могут быть аргументом в споре о собственности и распоряжении ею. В решении таких вопросов необходимо руководствоваться исключительно государственными правовыми актами. Ситуация, сложившаяся в Карловых Варах после 1951 года, может быть охарактеризована следующим образом. В городе существовала церковная община, входившая в состав Чехословацкой Православной Церкви. Эта община совершала богослужения в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Настоятель общины распоряжался имуществом храма. Однако собственником храма продолжала оставаться Русская Православная Церковь (о чем ясно свидетельствовала запись в поземельной книге). Каких-то специальных соглашений о передаче русского церковного имущества в Карловых Варах Чехословацкой Православной Церкви или о каком-либо особом статусе карловарского храма заключено не было. К тому же политическая ситуация как в Советском Союзе, так и в социалистической Чехословакии делала какие-либо соглашения подобного рода неактуальными. В 1979 году по просьбе Бла­женнейшего Митрополита Пражского и всей Чехословакии Дорофея Святейший Патриарх Москов­ский и всея Руси Пимен и Священный Синод Русс­кой Православой Церкви постановили открыть Подворье Русской Православной Церкви в преде­лах Чехословацкой Православной Церкви с местом пребывания в храме святых первоверховных апо­столов Петра и Павла в Карловых Варах. 1 апреля того же года Блаженнейший Митрополит Дорофей и постоянный член Синода Русской Православной Церкви митрополит Ленинградский и Новгородский Антоний совершили акт открытия Подворья. С этого времени в Карловарском храме служат русские клирики, назначаемые Священным Синодом при Московском Патриархе. После открытия подворья чешская православная община, созданная здесь в 1948 году, не была упразднена. Фактически ее духовное окормление было возложено на русских священнослужителей, назначаемых в Карловы Вары из Москвы. И сегодня эта община формально продолжает существовать. Однако она никогда не являлась собственником храма в Карловых Варах. Таким образом, сегодня русский православный храм в Карловых Варах выполняет несколько важных функций. Во-первых, в нем (как и до революции) совершаются богослужения для членов Русской Православной Церкви, прибывающих на лечение или на отдых в Карловы Вары. Во-вторых, храм посещают члены чешской православной общины, созданной в 1948 году. Однако богослужения в карловарском храме совершаются на церковно-славянском языке в соответствии с традициями Русской Церкви. С 1979 года у храма появилась и третья функция. Он является местом постоянного присутствия официального представителя Русской Православной Церкви при Православной Церкви Чешских земель и Словакии. Если в 1950-60-ее годы главной задачей храма было окормление членов чешской общины (волынских чехов и их потомков), то сегодня на первый план вновь вышла задача окормления туристов и мигрантов из стран бывшего Советского Союза. Вполне очевидно, что советские туристы, приезжавшие в Карловы Вары 20-30 лет тому назад, мало посещали храм. Да и вообще духовенство храма не ставило тогда перед собой задачи — совершать богослужение для советских граждан, граждан страны «победившего социализма», ведущей активную борьбу с «религиозными предрассудками». Однако сегодня ситуация изменилась. Потомки чехов, выехавших с Волыни в конце 1940-х годов, практически не проявляют интереса к церковной жизни. Приток же в Чешскую республику мигрантов из стран бывшего Советского Союза постоянно увеличивается. И подавляющее большинство бывших советских граждан, оказавшихся в Чехии, стремится регулярно посещать православные храмы. При этом они хотят присутствовать на богослужениях, совершаемых в полном соответствии с русской церковной традицией. Поэтому храм святых Петра и Павла в Карловых Варах является для них одним из наиболее привлекательных. Русские храмы на чешских курортах являются выдающимися памятниками отечественной архитектуры, привлекающими внимание как многочисленных туристов, так и православных паломников. Участие в храмовом богослужении позволяет людям, приезжающим в Чехию, совместить курортное лечение с духовным очищением, возрождением для новой жизни во Христе. И потому сегодня вновь актуально звучат слова, сказанные отцом Николаем Апраксиным в 1897 году на освящении церкви в Карловых Варах: «Место сие — дом Божий, дом молитвы, место общения нашего с Богом и святыми Его, неисчерпаемый источник воды живой, бьющей в жизнь вечную, источник благодати Божией и освящения. Идите же все духовно жаждущие и усердно черпайте из него: Господь подаст вам что нужно, по мере веры и усердия каждого. И особенно вы, немощные, приходите сюда почаще: здесь всемогущий и премилосердый Врач душ и телес, исторгающий и уничтожающий корень всякой болезни. Заботьтесь главным образом об устранении этого корня и почаще омывайте душу свою слезами покаяния. Тогда, несомненно, исцеление ваше будет полное, и вы от всей души будете благодарить и прославлять Господа, даровавшего вам возможность исцелеть телесно и душевно».
Владимир Бурега
22 / 05 / 2006
Статья с сайта  ПРАВОСЛАВИЕ.RU


Использование материалов сайта допустимо только при наличии ссылки на источник.
Код ссылки: <a href="http://vary.ru/" title="Карловы Вары (Karlovy Vary)">Karlovy Vary (VARY.RU)</a>

  • Апартаменты в Карловых Варах
  • Лечение, проживание, отели , санатории в Карловых Варах
  • Магазины, шоппинг в  Карловых Варах
  • Сервис, услуги, магазины в Карловых Варах
  • Sanatoriums.com. ON-Line бронирование в  Карловых Варах


Нравится
Контактная информация